пятница, 12 августа 2016 г.

К динамике отечественных платформ

В начале 2016 г. я в своем сообщении «Подборка отечественных ресурсов» постарался зафиксировать наличествующие  на тот момент отечественные платформы онлайн курсов и открытых образовательных ресурсов в видеоформате и цифры, характеризующие их деятельность.
Прошло полгода или полный учебный семестр и стало интересно посмотреть, что изменилось на этих платформах. Результаты представлены в таблице ниже. Здесь по каждой платформе на основании тех данных, которые представлены на ней либо в явном виде (хорошим примером является Coursera, где на первой странице отражены все основные  данные текущего состояния платформ), либо посредством ручного подсчета приведены количество курсов, слушателей, партнеров (прежде всего вузов).
Таблица ни в коем случае не предназначена для сравнении платформ по количеству контента, успешности его продвижения и работы с партнерами  и т.п. Слишком разные задачи ставятся, разные подходы в работе с партнерами и авторами,  разные курсы и их потребители. Например, как сравнить курсы Национальной платформы и  курсы типа  «Как составить онлайн-расписание занятий: 3 полезных сервиса» Universiality? Данная таблица может показать лишь динамику развития проекта в своей нишевой области. Отчасти может характеризовать актуальность и востребованность этих самых «ниш».
Итак:
Платформа
Курсов 2016 г.
10.01/10.08

Слушателей
10.01/10.08
(тыс.)
Вузов (партнеров)
10.01/10.08

Платформы МООК
1
Национальная платформа открытого образования
56/107

8/8
2
Универсариум
107/102*
507/591
30/42
3
Лекториум
31/38*
50/50
20/14
4
Stepic
31/60
21/25
6/13**
5
Учи новое
81/82


6
Universiality
91(39***)/113 (63)

/9
7
Открытый университет Егора Гайдара
8/10

/3

Платформы ООР в видеоформате
1
Постнаука
40/40


2
Лекторий МФТИ
60/67


3
Арзамас-академия
36/44



Коммерческие платформы
1
Нетология
16/26


2
Uniweb
74/80
/14
/9
* помимо курсов  имеются открытые лекции
**имеются также физлица и проекты
***бесплатных
Можно сделать ряд простых выводов:
1. Практически все проекты, причем всех 3-х форм, развиваются
2. Наиболее открытым и в то же время показательным параметром является количество курсов. Наиболее «закрытый» параметр – количество слушателей.
3. Лидерами по первому параметру являются  НПОО (почти в 2 раза или на 91%), Stepic (на 93%), аналог Udemy Universiality (61% по бесплатным курсам), коммерческая Нетология (63%).
4. Однако нельзя сказать, что платформы, которые не показывают динамики по этому параметру, не развиваются. Так Универсариум, сократив количество курсов, существенно увеличил число партнеров.  
5. Сравнивая группы платформ, можно, наверное сказать, что наиболее динамичны платформы МООК, наименее - платформы видеоресурсов, коммерческие платформы демонстрируют промежуточную динамику.
Вот, пожалуй и все выводы, которые можно сделать на основе этих неполных  и примитивно собранных данных.



четверг, 28 апреля 2016 г.

Барьеры и мотивация к внедрению онлайн обучения в вузах в послемуковскую эпоху


Проведение на конференции в Екатеринбурге (УрФУ) Новые образовательные технологии в вузе - 2016" круглого стола "Предпосылки и барьеры применения новых технологий в высшем образовании", подвигло вспомнить некоторые прежние работы (свои и чужие) и разродиться следующим сообщением:

В известной работе Barriers to Adoption of Online Learning Systems in U.S. Higher Education // Lawrence S. Bacow, William G. Bowen, Kevin M. Guthrie, Kelly A. Lack, Matthew P. Long May 1, 2012 Copyright 2012 ITHAKA. ((Препятствия на пути принятия онлайн обучения в высшем образовании США) на основе опросов и интервьюирования руководителей, специалистов, преподавателей 25 университетов и колледжей США разного уровня и формы собственности были выделены и ранжированы мотивы, стратегии, а также барьеры на пути внедрения онлайн обучения.
Мотивы внедрения онлайн обучения
Так  мотивы внедрения онлайн-обучения в американских университетах и колледжах располагаются в следующей последовательности:  
  1. Рост выручки: желание обеспечить новые источники доходов путем достижения студентов, которые иначе не могли бы поступить на традиционные образовательные программы. 
  2. Обслуживание нетрадиционных групп населения (работающие, инвалиды, живущие в сельской местности)
  3. Улучшение сохранности (сохранение нерентабельных курсов, курсы для поступления, выравнивающие курсы)
  4. Преодоление ограниченности площадей
  5. Управление затратами (снижение стоимости обучения) 
  6. Улучшение результатов обучения
Сравнение с отечественной литературой и практикой не выявляет, на наш взгляд,  значительного различия в мотивах и их иерархии. Следует подчеркнуть, 
Первое: мотивы четко разделяются на 2 группы:
Экономические (1,2,5)
Внеэкономические (3,4,6) 
Второе: экономические мотивы сильнее связаны с моделью «замены» традиционного обучения, «внеэкономические» со смешанной моделью использования онлайн обучения

Препятствия онлайн обучению
В качестве главных препятствий на пути широкого внедрения Интернет-образования при опросах называют: 
  1. Интернет обучение чуждо большинству преподавателей (преподаватель это бывший студент, которому понравилась передача знаний «глаза в глаза, в непосредственном общении) 
  2. ППС (НПР) опасаются, что онлайн обучение будет использоваться для уменьшения их рядов
  3. Подготовка курс в режиме онлайн требует гораздо более высоких начальных затрат времени от преподавателя, а также усвоения им новых знаний и компетенций
  4. Организации также должны инвестировать значительные средства в их технологическую инфраструктуру
  5. Интернет-обучение приводит к гораздо более высоким издержкам по  координации и поддержке (курсы более видимы для мира - требования выше)
  6. Преподаватели крайне неохотно преподают курсы, если они не «собственные»
  7. Материалы онлайн труднее адаптировать к различным особенностям обучающихся и обучения 
  8. Неопределенность авторских прав и прав интеллектуальной собственности 
  9. Трудности аккредитации (авторы подозревают, что опасения по поводу аккредитации часто является завуалированным переводом на другие проблемы)
Сравнение с отечественными данными (по многочисленным беседам, интервью, опросам в моей практике внедрения ДО): 
  • На первом месте у нас, как правило, приводят отсутствие нормативной базы электронного и дистанционного обучения, что чаще всего является той же ни к чему не обязывающей заменой более реальных и конкретных причин, что и причина 9 в США.
  • На втором месте в России ставится препятствие 8, хотя на наш взгляд, ее истинный порядковый номер именно восьмой. Это «любимое псевдопрепятствие» преподавателей.
  • Очень редко в отечественной литературе приводятся в явном виде барьеры, связанные с реакцией профессорско-преподавательского состава (ППС), т.е. позиции 1, 2, 3, 6, 7. (5 позиций из 9). В лучшем случае, приводятся высокий возраст ППС российских вузов, их консервативность (неявная отсылка к позиции 1), позиции 7 и, отчасти, 3.  Никогда до последнего времени не приходилось встречаться с выраженной в явном виде позицией 2 (она стыдливо умалчивается), крайне редко 5 и 6.
О стратегиях развития онлайн-обучения
Как и в России, в США можно выделить 2 подхода образовательных организаций при внедрении онлайн обучения: 
  • Во-первых, многие просто предлагают преподавателям преобразовать существующие ориентированные на традиционных студентов курсы в новом формате. Такой подход является относительно легким в реализации, но часто приводит к плохим результатам. В этом варианте, часто онлайн курсы создаются как поддержка традиционных или замена отдельных дисциплины образовательной программы и речь идет о создании смешанной модели (по крайней мере на начальном этапе) 
  • Другой подход заключается в том, что создаются специальные онлайн-программы получения  степени, которые сразу направлены на нетрадиционных, удаленных студентов. Программы создают и поддерживают специальные структурные подразделения, «хозяева» образовательных программ. Здесь речь идет о модели замены в чистом виде
Третью стратегию, на наш взгляд, реализуют провайдеры МООК. Эта стратегия заключается в объединение онлайн курсов вузов (причем ведущих) на специальных платформах, причем на основе внеэкономической мотивации. Фактически Coursera и EDX сформировали новую мощную внеэкономической мотивацию к онлайн обучению.
Для иллюстрации вспомним известную инфографику от  Enterasys Networks 
Самая большая ценность представления MOOCs для вуза это 
  • идти в ногу с развитием образования
  • повышение видимости ОУ
  • улучшение качества традиционного обучения
Влияние МООК-движения
«Послемуковская эпоха» тем самым изменяет «традиционный» список и порядок барьеров и препятствий для внедрения онлайн обучения в вузах. Особенно это характерно для российского кейса с его Национальной платформой открытого образования, курсы которой создаются непосредственно как часть университетских образовательных программ. Изменения в антимотивационном списке мы иллюстрируем таблицей 1 для вуза-потребителя МООК и НООК (национальных открытых онлайн курсов). Конечно, приведенные оценки справедливы, если курсы действительно финансово открытые или, по крайней мере, дают существенный финансовый выигрыш.  
Таблица 1.
Название препятствия
Новое с внедрением МООК для вуза-потребителя
1
Интернет обучение чуждо большинству преподавателей
Этот психологический фактор остается, но пример преподавателей лучших вузов существенно ослабляет его публичную и внутреннюю демонстрацию
2
Преподаватели опасаются, что онлайн обучение будет использоваться для их сокращения
Этот фактор, безусловно, усиливается. Именно МООКи вызвали у российской педагогической общественности явное проявление страха за свое будущее
3
Подготовка онлайн курса требует  более высоких начальных затрат времени от преподавателя
Фактически снимается, т.к. преподаватель при соблюдении договорных условий в смешанной модели пользуется уже готовым курсом
4
Организации должны инвестировать значительные средства в технологическую инфраструктуру
Снижается, по крайней мере в отношении LMS
5
Онлайн курсы отличаются более высоким издержкам по  координации и поддержке
Фактически снимается, т.к. это задача платформы и вуза-разработчика
6
Преподаватели неохотно преподают курсы, если они не «собственные»
См. прим. к п. 1
7
Материалы онлайн труднее адаптировать к различным особенностям обучения
Этот фактор усиливается, но с другой стороны в смешанной модели в нем суть и задачи работы преподавателя вуза-потребителя
8
Неопределенность авторских прав и прав интеллектуальной собственности
Снимается в случае оформления договорных отношений с вузом-разработчиком
9
Трудности аккредитации (нормативные проблемы)
Остаются, но уже есть примеры внутренней документации у ряда вузов. Благодаря НПОО есть вероятность фиксации вопросов перезачета и переаттестации в более явном виде в документах  федерального уровня



В том же исследовании авторы отмечают ряд проблем, связанных с распространением онлайн курсов и онлайн обучения, которые проявляются на уровне принятия административного решения о внедрении онлайн обучения. Их перечисление и оценки для «послемуковской эпохи» приведены в таблице 2.  
Таблица 2
Название проблемы
Новое с внедрением МООК, НООК 
1
Традиционные процессы продолжают регулировать онлайн-обучение
(все должно проходить через те же процедуры оценки и утверждения)
Может быть снято совместными исследованиями и работами по созданию методических рекомендаций и подходов к созданию и реализации онлайн курсов
2
Мало данных для сравнения результатов интернет-обучения с традиционным
Есть потенциал разрушить это представление путем проведения серьезных исследований эффективности онлайн курсов
3
«Амбивалентность», неоднозначность восприятия онлайн-обучения студентами
Преодолимо длительной и массовой практикой и пропагандой
4
Обман остается проблемой как онлайн, так и традиционного обучения
Разработка общих систем и структур прокторинга, чем активно занимаются вузы национальной платформы

Эти проблемы, нерешаемые в рамках отдельного вуза, могут быть преодолены совместными усилиями вузовских коллабораций, объединяемых платформой типа НПОО.
Далее наши американские коллеги предлагали несколько стратегий преодоления препятствий на пути внедрения онлайн-обучения, направленных г.о. на мотивацию преподавателей:
  • Обеспечить принятие онлайн обучения щедрой технической поддержкой для преподавателей. 
  • Создание стимулов для преподавателей.
  • Сделать из преподавателей-пионеров героев. 
  • Передача преподавателю дополнительных доходов с административной единицы, которая предлагает онлайн-обучение. 
  • Займитесь тем, что наиболее легко адаптируется к интерактивной форматов в первую очередь. 
  • Создание отдельного подразделения в рамках учреждения для экспериментов с онлайн-образованием. 
  • Особо, хотелось бы отметить ту особенность онлайн обучения, которую авторы позиционировали и как препятствие и как дополнительный мотив, а именно:
  • Обучение онлайн, особенно с использованием богатых инструментальных систем порождает  много дополнительной информации о промежуточных результатах обучения студентов. 
  • Опытные преподаватели онлайн приветствуют этот процесс, но неопытные теряются в ее использовании. 
  • Ожидается, что в течение определенного времени, преподаватели узнают, как лучше использовать эту информацию для улучшения процесса обучения за счет включения оценки обучения в режиме реального времени.
  • Специалистами считается абсолютно необходимым, чтобы такие данные были широко доступны для всех, кто заинтересован в том, как студенты учатся. Они не должны быть приватизированы. 
Речь фактически идет об открытости педагогических баз данных по аналогии с базами данных социальных сетей, генетическими и иными исследовательскими базами. Каждый, кто интересовался перспективами МООК-платформ понимает насколько эта позиция актуализировалась с их появлением. 

Резюме:
  1. Главное: МООК и НООК (НПОО) существенно способствуют принятию и внедрению  онлайн обучения в вузах (в модели смешанного обучения). 
  2. Несмотря на то, что ряд существенных препятствий на пути широкого внедрения онлайн обучения при использовании доступных онлайн курсов национальной и других платформ оказывается принципиально снятыми, все же предстоит большая работа на практическом уровне внедрения, а также совместные работы над проблемами,  остающимися и даже возрастающими (нормативные проблемы, сомнения в качестве обучения, сомнения в обмане, опасения преподавателей в сокращении). 
  3. Снятие подобной антимотивации можно сопоставить с формированием «гигиенических» факторов готовности (прежде всего преподавателей) к широкому применению онлайн обучения в модели мотивации по Маслоу-Герцбергу, обоснованной автором по отношению к внедрению дистанционных образовательных технологий (см. Тимкин С.Л. Педагогическая система вуза в условиях внедрения дистанционных образовательных технологий. - Омск: Изд-во ОмГУ, 2007 – 384 стр.). Особенностью «гигиенических» факторов является то, что их наличие несущественно сказывается на мотивации работника к применению инноваций, но их отсутствие катастрофично.   
  4. После обеспечения «гигиенических» факторов готовности начинают активно работать    мотивирующие факторы более высокого уровня, подобные приведенным выше в стратегиях преодоления препятствий на пути внедрения онлайн-обучения.   


четверг, 14 января 2016 г.

Подборка отечественных ресурсов


Размещаю эту подборку не столько для представления ресурсов посетителям (вряд ли подборка полна, да и этот список не представляет собой чего-либо нового), сколько для фиксации курсов, ресурсов, партнеров и прочей статистика на начало 2016 г.

Русские платформы МООК

Образовательная платформа, предлагающая онлайн-курсы по базовым дисциплинам, изучаемым в российских университетах. Платформа создана Ассоциацией "Национальная платформа открытого образования" при поддержке МОН РФ.
На 01.01.2016 г. 56 курсов от 8 вузов (МГУ, ВШЭ, МИСИС, МФТИ, СПбГУ, СПбГТУ, СПбИТМО, УРФУ)

Сетевая межуниверситетская площадка, обеспечивающая бесплатную энциклопедическую предпрофильную подготовку и целевое профильное обучение потребителей. Старт проекта состоялся 23 декабря 2013 г. Поддерживается РИА и АСИ.
На 01.01.2016 г. 506 700 слушателей, 107 курсов из 30 ведущих университетов России.

Просветительский проект. 
На 01.01.2016 г. 50 тыс. студентов, 31 курс, 20 партнеров

 Stepic 
Платформа для открытых курсов. Онлайн-конструктор уроков.Позволяет любому зарегистрированному пользователю создавать интерактивные обучающие уроки и онлайн-курсы. Запущена в августе 2014 г. 
На 01.01.2016 г. 21 тыс. активных учащихся, 31 курс, 6 партнеров

Образовательный проект, построенный по принципу «теория + практика». Одна часть материалов бесплатная, другая может быть доступна только после оплаты. 
На 01.01.2016 г. 81 курс.

Проект по созданию полноценных онлайн курсов для авторов и учебных заведений, в котором автором может стать каждый пользователь, опубликовавший свой курс в соответствии с регламентом платформы. 
На 01.01.2016 91 курс (39 бесплатно), в основном мини-курсы. Аналог Udemy 

На 01.01.2016 г. 8 курсов

Открытые образовательные ресурсы в видеоформате

Русскоязычный образовательный портал.
На 01.01.2016 г. Более 200 лекторов, 22 организации-партнера

Авторские подборки видео-лекций, созданные ведущими специалистами в своей области.
На 01.01.2016 г. 1680 видеороликов, 209 видеолекций, 3 телепрограммы, 40 видеокурсов

На 01.01.2016 г. 60 курсов, 1036 видеолекций, 79 лекторов, 9 коллекций

Просветительский проект, посвященный гуманитарному знанию. На 01.01.2016 г. 36 курсов 

Платное дистанционное обучение в видеоформате
Университет интернет-профессий. На 01.01.2016 г. 16 образовательных программ

 Uniweb 
Платформа онлайн-обучения, которая совместно с ведущими вузами разрабатывает образовательные онлайн-продукты. На 01.01.2016 г. 74 программы от 3 до 500 тыс. руб. за программу

среда, 6 января 2016 г.

Рейтинг агрегаторов МООК

В 2015 г. группа студентов ОмГУ в качестве домашней работы по дисциплине «Открытые образовательные ресурсы в сети Интернет» было выдано задание: составить часть своей образовательной программы из открытых онлайн курсов, используя 6 агрегаторов МООК. Параллельно было предложено расставить рейтинг этих агрегаторов. Результаты оценки приведены ниже в таблице.

Агрегатор
Рейтинг по отзывам
Достоинства
Недостатки
Class Central
Безусловный лидер
- отличный интерфейс, выдает большое количество запросов, доступно изложена основная информация по курсу


eclass
Уверенное 2-е место. Отечественный
-понравилось наличие рейтингов и отзывов о курсах
-наиболее удобный интерфейс
-не понравилось, что переходит на другую вкладку
MOOC List
В группе «троечников» (несколько предпочтительнее остальных)
- удобное меню, есть раздел «Часто задаваемые вопросы»
- много повторяющихся курсов
MOOCAdvisor
В группе «троечников»
- сайт оформлен красиво, удобный
- нет эксклюзивных курсов
My Education Path
В группе «троечников»
- сайт хороший, но слишком много мелкой информации
- на сайте мало основной информации, он перенаправляет на сайт университета
- выдает много информации, но часто не по теме, слишком «загруженный» интерфейс
Course Talk
Абсолютный аутсайдер
- интерфейс хороший, но малый объем информации
- практически полное отсутствие релевантных результатов

понедельник, 20 апреля 2015 г.

Еще раз о теории подрывных инноваций К. Кристенсена и бизнес-моделях МООК

Я являюсь сторонником того, что дистанционное обучение является типичной подрывной инновацией для системы образования и ее развитие может быть описано в терминах и концепциях теории Клейтона Кристенсена (ТПИ). Подрывные инновации - это тип инноваций, которые заменяют оригинальный сложный и дорогой товар таким, который настолько дешев и прост, что у широких (внешних) кругов покупателей оказывается достаточно денег, чтобы купить его, и навыков, чтобы его использовать. Инновация осуществляется путем переопределения качества.
Однако согласно ТПИ наличия соответствующей технологии для «подрыва» отрасли  недостаточно. Необходимы еще как минимум два условия:
1.       Технология должна допускать повышение качества товара, услуги до уровня, удовлетворяющего потребителей, в том числе и «узкого круга». Это должно обеспечить успешную конкуренцию инновационного предприятия с брендами старой технологии. Конкуренция в «своем» круге потребления бесперспективна.  
2.       Наличие бизнес-моделей, включающих ценностное предложение, ключевые ресурсы, ключевые процессы, формулу прибыли и позволяющих успешно конкурировать с предприятиями «внутреннего» круга
Вот эти-то условия и не были развиты «традиционными» дистанционными университетами, будь они «однопрофильными» или «двухпрофильными». Первые ограничиваются конкуренцией в своем пользовательском круге, существенно не повышая качество своей услуги, вторые не могут осуществить подрыв, поскольку это противоречит их основной бизнес-модели. Одним из важнейших выводов ТПИ является вывод о том, что новая технология побеждает в новых организационных одеждах: «Нет такого случая в истории сотен отраслей, в которых был произведен “подрыв”, чтобы ведущая компания в одном из внутренних кругов, становилась лидером в последующих “подрывных” кругах, если она пыталась управлять этим переходом внутри своего основного бизнеса».  
Безусловно, к барьерам для «подрыва» системы высшего образования является то, что это весьма регулируемый рынок, в котором правила определяются не только свободной экономической конкуренцией, но регуляторами в лице государственных и общественных структур. Впрочем, К. Кристинсен считает, что это препятствие устранимо. В условиях регулируемого рынка должна иметься стратегия развития, которая не приводит к «лобовому» столкновению с юридическими и прочими регуляторами, а позволяет выстроить действующую и эффективную сеть вне зоны запрета, которая убедит актора регулирования в необходимости снятия ограничений. Однако эту сеть надо сначала создать, как была  создана в пределах штата Техас сеть рейсов первой low cost авиакомпании  “Southwest Airlines”. И лишь затем вступил  в силу закон о прекращении регулирования деятельности авиакомпаний и Southwest Airlines начала экспансию на остальную территорию США.
Еще одним препятствием для подрыва, на наш взгляд является высокие первоначальные вложения в ключевые ресурсы, которые надо сделать компании, чтобы выйти на конкуренцию с вузами внутреннего круга.
Эти препятствия были преодолены известными проектами Coursera, EDX, Udacity.
Несмотря на парадоксальность ситуации и имеющуюся в литературе критику этого взгляда, автор склоняется к заключению, что выводы ТПИ были упреждающе применены брендовыми корпорациями (в данном случае ведущими университетами США) для контроля образовательного рынка и предупреждения негативных для них последствий распространения подрывной онлайн-технологии. Через платформы МООК брендовые вузы получили возможность контролировать «внешние (низкозатратные) круги» образовательного рынка, закрепляя его деление  на элитный и «массовый» сектор, «вымывая» середину и ставя непреодолимые препятствия для прорыва из внешних кругов во внутренние. 
И хотя их поиск еще не закончен, все же можно представить развиваемую ими бизнес-модель в сравнении с традиционной и классической дистанционной следующими четырьмя таблицами:

1.       Переопределение качества (ценностное предложение)
Таблица 1.

Традиционное кампусное образование
Дистанционное образование
МООК-обучение
1
Высокая стоимость
Относительно низкая стоимость
Бесплатность или почти бесплатность
2
Высокое качество обучения
Качество традиционно считается достаточно низким
Высокое качество материалов
Неопределенность в качестве обучения
3
Высокая вероятность трудоустройства
Меньшая вероятность трудоустройства
Неопределенность
4
Малая географическая доступность  
Высокая географическая доступность
Глобальная доступность
5
Высокие стандарты  профессиональной социализации, в будущем
Социализация по месту жительства, в настоящем
Глобальная сетевая социализация   
2.       Ключевые ресурсы
Таблица 2.

Традиционное кампусное образование
Дистанционное образование
МООК-обучение
1
Здания, инфраструктура
Здания, LMS, ИТ-инфраструктура
Дата-центры, платформы МООК
2
Высококвалифицированные преподаватели
Авторы-создатели, тьюторы
Высококвалифицированные преподаватели традиционных университетов на этапе создания
3
Научные лаборатории, гранты, сектор НИР, эксперты
в смешанных моделях
Программное обеспечение, в т.ч. для обработки big data
4
Спортзалы, клубы, общежития и пр.
частично
-
3.       Ключевые процессы
Таблица 3.

Традиционное кампусное образование
Дистанционное образование
МООК-обучение
1
Обучение, процессы по модели “добавления стоимости”
Обучение
Стремление к полной автоматизации и краудсорсингу
2
Исследовательская деятельность (“мастерские решений”)
-

Совершенствование обучения in situ
3
Организация кампусной жизни, социализация (по модели “упрощенные пользовательские сети”)
-

4.       Формула прибыли
Таблица 4.

Традиционное кампусное образование
Дистанционное образование
МООК-обучение
1
Господдержка
в смешанных моделях
в ряде случаев
2
Плата за обучение
Дельта между низкой себестоимостью и приближенной к традиционной плате за обучение
Cтратегии Freemium в целях устранения неопределенности предложения (см. табл.1):
- за подтверждение достоверности результатов
- за поддержку трудоустройства
ДПО («специализации» Coursera) –  стратегия «откусывания кусков снизу»
3
Научные гранты
-
Вложения венчурных фондов
4
Эндаумент, пожертвования
-
Благотворительные фонды
5
Доходы от кампусной социализации
-
-


Еще одним мотиватором для брендовых вузов дать толчок подрыву системы высшего образования,  который (подрыв) безопасен для них при любом «раскладе», ибо узкие «внутренние круги» не испытывают последствий подрыва по определению (см. суперкомпьютеры при всеобщем распространении ПК и смартфонов), является реальная и потенциальная гипермасштабируемость дистанционного и особенно МООК-обучения, что позволяет образованию стать производством с возрастающей отдачей и получить возможность завевать не просто массовые, но глобальные рынки. Эта возможность дает колоссальные как экономические, так и политические перспективы на фоне бурного роста образованности населения мира, особенно, в центральной и юго-восточной Азии (cм.  лекцию И. Фрумина на asi.ru).