воскресенье, 12 мая 2013 г.

О национальном ответе на глобальный образовательный вызов. Анализ реакции мировых образовательных центров на американские МООС



В проекте Концепции развития открытой электронной образовательной среды, разработанной в рамках деятельности межведомственной рабочей группы по развитию электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ в образовательных учреждениях фиксируется: «Очевидно, что сегодня в глобальном масштабе появляются и оформляются в институциональные формы новые модели электронного обучения и технологии…. в частности, сетевые открытые университеты и платформы, ориентированные на  распространения «образовательного контента», включающего как электронные ресурсы, так и образовательные услуги, реализуемые с использованием технологий электронного обучения (примеры: coursera.org, edx.org, khanacademy.org)».
Чтобы понять, какая новая институция рождается, рассмотрим три инициативы, ставящие явно глобальные цели и носящие национальный и наднациональный характер. Это:
1. Американские проекты Coursera, EDX, Udacity
2. Британский  проект Futurelearn
3. Инициатива Евросоюза OpenupEd
Американские проекты выступили единым фронтом в конце 2012 г. опережая минимум на 1 год  все прочие. Собственно они и породили движение, причем  на наш взгляд, осуществляя фактически согласованную стратегическую наступательную операцию. Операция имеет признаки захвата глобального рынка. Свидетельством тому помимо синхронности и необыкновенной  медийной поддержки является то, что каждый из проектов при явном сходстве дидактических признаков отрабатывает и апробирует свою организационно-финансовую модель [1-3].  
Британский проект наиболее показателен. Евросоюз находится в самом начале пути. Азия пока молчит: о китайском ответе поступают только начальные сведения, однако ясно, что он будет иметь национально-государственный характер [4].
Цель у образовательных платформ МООС более чем дерзкая – совместными усилиями «заново изобрести» образование в мировом масштабе, и сделать его доступным каждому желающему (глобализация образовательного рынка) [5]. По мере развития проектов становится все очевиднее, что феномен МООС не ограничивается электронной платформой. Новая глобальная образовательная система имеет более сложную структуру, в ее создании участвуют:
1. Производители контента.
2. Держатели и разработчики платформы, которая находится в состоянии непрерывной модернизации.
3. Педагогические кадры, обеспечивающие и анализирующие учебный процесс .
4. Сеть удостоверяющих (сертификационных) центров.
5. Сеть офлайн-площадок (митапы, встречи студентов, агенты продвижения за рубежом).
6. Сети потребителей: работодатели, образовательные организации.
7. Инвесторы.
При этом:
1. Качеству контента уделяется первостепенное внимание. Во-первых, он никогда не создается «с нуля». Во-вторых, используются только самые лучшие и «брендовые» источники для  производства учебных материалов. В третьих, для его представления используются новые актуальные форматы. MIT за основу берет свои знаменитые OER – открытые образовательные ресурсы, Coursera – курсы преподавателей лучших американских университетов. В британский проект входят BBC, Британский музей и Британская библиотека. Руководителем европейской инициативы является Ф. Малдер, председатель проекта ЮНЕСКО «Открытые образовательные ресурсы».
2. Разработчик платформы, как правило, представляет собой исследовательский вуз, ведущий долговременные работы в сфере электронной педагогики. В США эту роль сыграл Стэндфордский университет.   Futurelearn будет развивать Открытый университет Британии.   В европейской инициативе объединились 11 открытых университетов Европы, мероприятия проходят на платформе Открытого университета Нидерландов.
3. Несмотря на то, что платформы МООС позиционируют отход от привычной роли преподавателя, революционное изменение соотношения студент/преподаватель и т.п. , опытный в электронном обучении преподавательский состав, играющий аналитико-консультационную роль необходим. Не случайно в инициативах объединяются вузы и преподавательские коллективы, играющие выдающуюся роль в национальных системах дистанционного, онлайн обучения:  Открытый университет Британии, Европейская ассоциация университетов дистанционного обучения (EADTU). В то же время то, что активно привлекаются вузы и преподаватели, находящиеся ранее вне онлайн образования, свидетельствует  о том, что роль и функции преподавателей в новой системе (не только в непосредственном учебном процессе МООС) еще не определилась.
4. В монетизации инициатив, переходе их в состояние устойчивого развития огромную роль должны сыграть сети удостоверяющих (сертификационных) центров, в которых по всему миру обучаемые за плату (относительно небольшую) смогут подтвердить полученные знания и компетенции, придав тем самым сертификату МООС значимый  для работодателя характер.  Несмотря на эксперименты Coursera с электронным почерком, об организации  сдачи выпускного экзамен на компьютере «под наблюдением», например,  через международную сеть тестовых центров Paerson Vue, имеющей более 450 центров в 110 странах мира, периодически сообщают все американские проекты.  Недавно сообщили, что British Council будет работать с Futurelearn на различных уровнях, включая разработку, оценивание курсов и организацию экзаменов (в 2012 г. более 2 миллионов человек сдавали экзамены в Британском Совете в более чем 90 странах).  Европейская инициатива пока не сообщила о подобных планах, но то, что в ее заявителях университеты, объединенные в Европейскую ассоциацию университетов дистанционного обучения (EADTU) позволяет предположить, что будут использоваться их сети филиалов и представительств. Например, в нашей стане, это сеть филиалов МЭСИ.
5. Офлайн-площадки для встреч и продвижения за рубежом – один из приоритетов деятельности Сoursera, которая всячески поощряет и фиксирует инициативу студенческих групп по всему миру, в том числе и в нашей стране.  Можно отметить сотрудничество Coursera с Центром Digital October в Москве. Инфраструктура British Council, неминистерского департамента правительства Великобритании, функционально «заточена» на  «распространение британской культуры за пределами страны». Британский совет функционирует в самой Великобритании и в 215 городах 110 других государств и территорий. Персонал, задействованный по всему миру, превышает 8 тысяч человек.
6. Уже сейчас вокруг каждой из американских платформ формируется облако образовательных организаций относительно невысокого уровня, устанавливающих партнёрство в целях использования курсов МООС в своем учебном процессе (как  дисциплины или материалы дисциплин собственного учебного плана).   Сoursera, EDX активно формируют сети колледжей, готовых зачитывать курсы МОС в качестве кредитов. Coursera и Udacity также вводят бизнес-модель по принципу “headhunting”, работая напрямую с фирмами-потенциальными работодателями. Платформы начали взымать плату с работодателей –юридических лиц, за доступ к списку к участникам с высокой успеваемостью. Эти процессы еще не завершены, в частности, британский и европейский проекты ограничиваются только заявлениями в этом направлении без намеков на организационные решения, но можно с уверенностью констатировать, что именно они, наряду с платной сертификацией, станут финансовыми основаниями устойчивой модели МООС.  
7. А пока все инициативы зависят от денег инвесторов. Для  Coursera и Udacity это венчурный фонды, для EDX – средства МИТ, Harvard и Berkley.  Futurelearn Ltd  – независимая компания, большая часть которой принадлежит Открытому университету Великобритании и, следовательно, финансируется OU и прочими присоединившимися вузами. Однако ее создание было тепло встречено правительством Великобритании. Министр университетов и науки, ответственных за высшее образование в Англии, Дэвид Уиллетс, сказал: «Великобритания должна быть в авангарде разработок в технологии обучения. Массовые открытые онлайн курсы (MOOC) открывают возможность для нас, чтобы расширить доступ и удовлетворения мирового спроса на высшее образование. Этот спрос быстро растет в странах с развивающейся экономикой, таких как Бразилия, Индия и Китай». Впрочем, о финансовой правительственной поддержке пока ничего не сообщается. Европейскую инициативу курирует Андрулла Василиу, европейский комиссар по вопросам образования, культуры, многоязычия и молодежи. Он заявил: «Мы считаем эту инициативу ключевым элементом стратегии открытия доступа к образованию, реализация которой будет начата Еврокомиссией летом этого года». Инициатива, согласно которой каждый вуз – участник неформального партнерства, одновременно ходящий в EADTU, предлагает курсы на своей собственной платформе электронного обучения на этом этапе, по-видимому,  финансируется за счет средств участников.  Деятельность EADTU поддерживается программой Жана Монне, являющейся частью Программы непрерывного образования ЕС. Будущий китайский проект однозначно будет поддержан государством [6].
Также необходимо отметить как важное обстоятельство, что во всех составных частях  складывающейся системы большую роль играют ассоциативные отношения между участниками. «Игроками» чаще всего являются не отдельные образовательные и иные организации, а ассоциации, которые часто образуют для решения конкретных целей еще более крупные консорциумы. Или давние ассоциативные отношения помогают формировать новые проекты и их компоненты.

Выводы
Таким образом, создание конкурентоспособной, рассчитанной на глобальный рынок новой образовательной системы задача национального уровня, которую должны решать общенациональные  институты, в нашем случае – Министерство образования и науки России. Прежде всего, должны быть выстроены «правила игры» и ее участники. Кто ими могут быть в России?
1. Национальные лидеры в создании учебных ресурсов, источников образовательного контента (издательства, национальные библиотеки, познавательное телевидение, аггрегаторы открытых образовательных ресурсов – ООР («Информика» и др.))
2. Национальной платформы ДО в России нет. Проект Российского портала открытого образования не выдержал конкуренции с  Moodle. Отечественные LMS Прометей и Naumen значительно менее популярны. Возможно, наиболее разумным будет подключение российской группы разработчиков к открытому ядру, которое разрабатывается в США.  1 июня 2013 г. EDX будет выпускать исходный код для всей онлайновой платформы обучения. В поддержку этого движения, Stanford будет интегрировать особенности существующей Class2Go с открытым исходным кодом обучения в режиме онлайн платформы на платформу EDX [7].
3. Группы разработчиков платформы и контента, преподавателей и другое необходимое для учебного процесса должны обеспечивать  лидеры дистанционного обучения страны, причем как в узком технологическом (по аналогии с EDX), так и широком ассоциативном (Coursera) сотрудничестве. Это может быть реализовано одновременно (узкая группа или даже один вуз, например, МЭСИ будет ответственна за установление технологических и дидактических форматов), а широкая Ассоциация (на базе Ассоциации ведущих университетов России, либо Ассоциации ведущих вузов в области экономики и менеджмента (АВВЭМ), Ассоциации «Сибирский открытый университет» с привлечением региональных Ассоциаций, например «Омский региональный электронный университет») разрабатывает и предоставляет контент и педагогический персонал.
4. Удостоверяющие сети (центры сертификации) – на национальном уровне таковых нет. Однако на региональном – да. Это, например сеть муниципальных информационно-методических центров информатизации в Омской области. Имеются подобные сети и в других регионах (например, сети РРЦ-ММЦ в регионах Мегапроекта ИСО). Можно использовать транснациональные  сети, ту же Paerson Vue, которой в России пользуются Microsoft и Cisco.
5. Сети продвижения за рубежом это прерогатива МИД – вот она та мягкая сила, которую надо развивать, в том числе для выполнения наказов Президента..
6. Облако потребителей: это Ассоциации региональных вузов и колледжей. На международном уровне – межнациональные ассоциации, например, Ассоциация  СОУ. Необходимо привлекать ассоциации работодателей, работу с которыми можно увязать с проблемой общественной аккредитации.
7. Инвесторы – самая сложная проблема. Наши вузы по примеру EDX проект глобального национального уровня «потянуть» не смогут: бюджет трех вузов EDX составляет примерно половину общего государственного коммерческого бюджета всего российского высшего образования. Поэтому не обойтись без государственной поддержки, необходимо финансировать программы развития электронного обучения, ДОТ, ставя задачи глобального  уровня и  стимулируя выход индустрии высшего российского образования на внешний рынок. Имеют перспективы и регионально-трансграничные инициативы, разрабатываемые, в частности, Ассоциацией некоммерческих организаций «Омский региональный электронный университет».

Литература
1. Тимкин С.Л. Сoursera - лидер движения массовых открытых онлайн-курсов (МООС) http://omsu.ru/page.php?id=4132
2. Тимкин С.Л. Udacity - возмутитель спокойствия в системе высшего образования США http://omsu.ru/page.php?id=4137
3. Тимкин С.Л. EDX  - люди-Х из "университетов-Х"? http://omsu.ru/page.php?id=4138
4. Тимкин С.Л. Лихорадка MOOCs. Как национальные образовательные системы реагируют на американские проекты  
5. Мария Малиновская  С «MOOC» или не с «MOOC»? Учеба будущего http://vzagranke.ru/razvitie/grani/global/s-mooc-ili-ne-s-mooc-ucheba-budushhego.html
6. Yojana SharmaHong Kong MOOC Draws Students from Around the World http://chronicle.com/article/Hong-Kong-MOOC-Draws-Students/138723/
7. Stanford to collaborate with edX to develop a free, open source online learning platform http://news.stanford.edu/news/2013/april/edx-collaborate-platform-030313.html



1 комментарий:

  1. МЭСИ подавал в этом году проект "следующего поколения" образовательных платформ (разработка http://abbyy-ls.ru/news/news_334.html) на Мегагрант в МинОбраз...не поддержали.

    ОтветитьУдалить