суббота, 3 августа 2013 г.

Система образования США: практики, полезные для адаптации и масштабирования в России. Часть 1: к постановке задачи

MOOCs-революция в образовании, о которой уже достаточно долго твердят нам СМИ, не может состояться без мощной инновационной инфраструктуры, которая способна подхватить и реализовать предлагаемые Coursera, EDX и прочими электронными платформами контент и учебные процедуры. Собственно MOOCs есть только часть системных и технологических инноваций, способных  изменить систему образования. Речь идет не только об игроках-стейкхолдерах о которых мы уже упоминали в статье "О национальном ответе на глобальный образовательный вызов", но и новых образовательных структурах, проектах, программах, бизнесах и иных организационных инновациях. На наш взгляд было бы полезно сделать их обзор на широком международном поле (где не все они являются инновациями). Образовательная система США предоставляет для нас множество таких интересных примеров, поскольку как исторические, так и законодательные факторы более способствовали их рождению, чем в других странах и России. 
Достижения в области технологий (информационных) сделали возможным разбить, «распаковать»  единый комплекс образовательных товаров и услуг, ранее предоставляемых в одном «магазине-университете» [1],   на их составные части и продать их по отдельности, позволяя индивидуально их настраивать и снижать цены. При этом чаще наиболее эффективным оказывается не фирменный магазин – универмаг, в котором продукт-услуга  «продается»  в комплекте, сборе и производится той же фирмой без возможности выбора, а образовательная система – супермаркет, в котором потребитель  складывает в корзину продукты-услуги разных производителей, выбирая их по основному показателю общества потребления: соотношения цена/качество. В качестве примера революции в разделении услуг и снижения затрат на базе новых технологий приводится всем понятный музыкальный пример: сейчас можно купить одну песню вместо целого альбома.
В работе [1] приведено исследование путей распаковки представления образовательных услуг (Unbundle - распаковка, расфокусировка, развязывание узлов). Всего обсуждаются 4 пути:
«Сфокусированные учреждения» - FOCUSED INSTITUTIONS. Приводятся примеры, когда создаются организации узкого профиля с образовательной программой тесно связанной с научными исследованиями и практическими приложениями. Задачей организации является сосредоточение  на одной главной цели, чтобы избежать «миссии расширения «ползучести»», которой обычно страдает университет. Нам кажется, что с этим хорошо коррелирует мысль, сформулированная в [2] коллегой М. Кушниром: «Полагаю, сильным ВУЗом может оказаться маленькая научная или производственная лаборатория, сотрудники которой работают там и параллельно учатся. Но при этом старшие товарищи сознательно и целенаправленно погружают молодых и зеленых в секреты своего дела…».
Курсы за пределами традиционных колледжей – о чем, собственно, речь, включая (но не ограничиваясь) MOOCs.
Индивидуализированное, адаптированное обучение - CUSTOMIZED LEARNING, сутью которого является разбиение курса дисциплины и адаптация курса предоставлением/выбором актуальных учебных единиц содержания.
Порционирование услуг - À LA CARTE SERVICES. Учащиеся, который в университете степень реально платит за целый пакет услуг: обучение, исследование, организация студенческой жизни, спортивные услуги и все остальное. Некоторые новые модели позволяют студентам выбирать услуги, которые им более потребуются, такие как наставничество, академическую поддержку, оценивание, карьерные услуги. М. Кушнир [2] фактически также описывает модели, в которых на первое место выходит практика как учебное действие, а теоретические курсы отдаются на аутсорсинг, тем же западным MOOC-проектам. Особое внимание авторы уделяют развязке обучения и тестирования.
 Итак, в статье, по сути, приведены 4 уровня распаковки:
- «распаковка» организации
- «распаковка» образовательной программы
- «распаковка» содержания курса
- «распаковка» учебных и иных образовательных действий
Более развернутый анализ «распаковки колледжа» приводится в [3]. Здесь утверждается, что распаковка высшего образования может и должна идти дальше, как разбивка новыми поставщиками компонентов высшего образования, в том числе содержание и обучение, наставничество и социальные сети, оценки и аттестации.  Разделение идет по всем этим направлениям, причем рождаются новые, более узко сосредоточенные на отдельных видах деятельности учреждения и организации, которые  стремятся завоевать  образовательный рынок в своей части общего образовательного пакета.
Практически все приводимые здесь авторы опираются в своих исследованиях и прогнозах «распаковки университета» на теорию разрушительных или подрывных инноваций [4]. Она хорошо описывает процессы и имеет предсказательный потенциал для экономических моделей, в частности, утверждает, что в рамках традиционных организаций и предприятий бороться с подрывной инновацией бессмысленно.  Однако на наш взгляд, процесс фрагментации традиционных институтов образования, а конкретнее университетов имеет метафизический характер и может быть объяснен на философском уровне в рамках концепции «университет в руинах»  Б. Риддингса [5,6].  Потеряв базовый смысл существования как института формирования и поддержки культуры национального государства, гумбольдовский университет существует как инерционная совокупность администрации, профессуры и студенчества, не имеющая общей  корпоративной цели. «Растаскивание» руин позволяет членам администрации лучше проявить свои «счетоводческие» (бизнес) качества, студенчеству дает меньше поводов «жаловаться» на администрацию и профессуру (предоставляя определенную самостоятельность и разрушая целостность объекта критики), в чем выигрывает профессура, легче ли ей становится «оправдываться», сказать трудно. Впрочем, профессура во всех модернизационных процедурах последних десятилетий играет страдательную роль.  Благодаря информационным и коммуникационным технологиям при административно-формальной фрагментации «руин» сохраняется определенное неформальное единство, взаимодействие, общение, т.е. привычная мыслительная целостность при хозяйственно-юридической самостоятельности, что, возможно, сглаживает профессуре горькие пилюли прогресса.
От себя отметим, что нашей текущей задачей является не дискуссия с авторами, а констатация процесса и дальнейший анализ существующих и развертываемых в США проектов, программах, предприятий и экономических моделей нового типа.
Что предполагается обсудить в последующих публикациях и возможных дискуссиях на их основе?
1.                  Феномены, способствующие встраиванию отдельных курсов-дисциплин, предоставляемых другими производителями в базовые образовательные программы. Как примеры ниже будут приведены: программы Advanced Placement, деятельность ACE Credit, College Level Examination Program, первые примеры монетизации MOOCs.
2.                  Как предельный случай этой тенденции – образовательная программы, сразу создаваемае как набор курсов разных производителей. Такую потребительскую модель известный канадский футуролог и экономист Дон Тапскотт, автор термина «викиномика», в 2013 году в Давосе назвал big à-la-carte menu (большое образовательное меню): «Из этого меню можно взять курс права в Гарварде, экономические курсы в McGill, некоторые инженерные курсы в MIT, а завершить получение степени можно курсами Квинса, Йельского университета и Лондонской школы экономики» [7]. Здесь можно рассмотреть Degreed (http://degreed.com), Mozilla’s Open Badge и другие агрегаторы достижений.
3.                  Разбиение учебного процесса курса на отдельные компоненты, реализуемые в виртуальном и физическом мире:
-                   доступ к практическим занятиям;
-                   организация встреч-митапов. Пример: Digital October (Россия)
-                   контроль результатов обучения (центры тестирования). Пример: Pearson Vue и др. проекты по идентификации и тестированию
4.                  Специфические услуги, обуславливаемые особенностями новых технологий, предоставляемые в облачной форме:
-                   создание электронного образовательного контента;
-                   предоставление платформ обучения;
-                   методическая поддержка онлайн-учащихся как облачная услуга;
-                   идентификация удаленных студентов непосредственно на их учебных местах.
5.                  Как диалектическая, о связанная противоположность распаковке полезно, на наш взгляд рассмотреть и деятельность ассоциативных организаций и проектов: региональные ассоциации, Academic Partnerships и др.

Литература
  1. Beyond Retrofitting: Innovation in Higher Education /Andrew P. Kelly and Frederick M. Hess. -  Hudson Institute – p.41; http://www.hudson.org/files/documents/Beyond%20Retrofitting-Innovation%20in%20Higher%20Ed%20(Kelly-Hess,%20June%202013).pdf
  2. М. Кушнир ВУЗы сильно разMOOCли? – 08.07.2013, авторский блог:  http://medwk.blogspot.ru/2013/07/mooc.html
  3. Michael Staton, “Disaggregating the Components of a College Degree,” Stretching the Higher Education Dollar Research Conference (American Enterprise Institute, Aug. 2, 2012),  http://www.aei.org/files/2012/08/01/-disaggregating-the-components-of-a-college-degree_184521175818.pdf
  4. Дилемма инноватора. Как из-за новых технологий погибают сильные компании/ Клейтон М. Кристенсен; Пер. с англ.- М.: Альпина Бизнес Букс, 2004. – 239 с.
  5. Университет в руинах / Б. Ридингс, пер. с англ. А.М. Корбута, под общ. ред. М.А. Гусаковского. – Минск: БГУ, 2009 – 248 с.
  6. Видеозапись семинара "Новая гуманитарная литература" кафедры философии и культурологии Волгоградского филиала РАНХиГС / Ветютнев Ю. Ю. - http://www.youtube.com/watch?v=7CEMcZW2C1Q, http://www.youtube.com/watch?v=UFxfjbN5kro
  7. Don Tapskott  The week university (as we know it) ended // The Globe and Mail, Jan. 27.2013. - http://www.theglobeandmail.com/report-on-business/economy/the-week-university-as-we-know-it-ended/article7896507/

Комментариев нет:

Отправить комментарий