понедельник, 29 сентября 2014 г.

О мероприятии в Государственной Думе России

Круглый стол Экспертного совета по информационным технологиям в сфере образования при Комитете Государственной Думы по образованию
«Законодательное и нормативное обеспечение развития и использования в национальных образовательных системах электронного и онлайн обучения, открытых образовательных ресурсов, массовых открытых онлайн курсов (MOOCs), Smart-образования и других  электронных технологий и электронных ресурсов.  Российский и зарубежный опыт»
Общая информация (взято здесь: http://www.unn.ru/news/?id=3103)
24 сентября 2014 года в Государственная Дума РФ провела заседание круглого стола на тему: «Законодательное и нормативное обеспечение развития и использования в национальных образовательных системах электронного и онлайн обучения, открытых образовательных ресурсов, массовых открытых онлайн курсов (MOOCs), Smart-образования и других электронных технологий и электронных ресурсов. Российский и зарубежный опыт». 
Организаторами мероприятия выступили комитет по образованию Государственной Думы РФ и Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ).
Возглавляли заседание: председатель комитета Государственной думы по образованию Вячеслав Никонов, первый заместитель председателя комитета Государственной думы по образованию Олег Смолин, и председатель Экспертного совета по информационным технологиям в сфере образования Комитета Государственной Думы Российской Федерации по образованию Владимир Тихомиров.
В круглом столе приняли участие депутаты Государственной Думы, представители Министерства образования РФ, руководители ассоциаций открытых университетов Азии и Европы, представители вузов Канады, Южной Кореи, Китая, Великобритании, Индонезии и, конечно же, России из более чем шести субъектов РФ в том числе Омской области. 
В ходе круглого стола были затронуты десятки наиболее актуальных вопросов и проблем развития открытого образования, электронного и онлайн обучения не только в России, но и за рубежом, что и стало основной темой для дискуссий. В конечном итоге все участники безоговорочно выразили поддержку идее необходимости дальнейшего развития системы открытого образования на основе широкого использования информационных технологий и совершенствования его законодательного и нормативного обеспечения.  
Основная проблематика (взято здесь: Столичное Образование Журнал, https://www.facebook.com/StolichnoeObrazovanie/posts/378349382330908)
Заседание открылось выступлением председателя Комитета ГД по образованию Вячеслава Никонова
Отметив, что Россия находится «впереди планеты всей» по доле взрослого населения, имеющего высшее образование (54%),   Вячеслав Алексеевич заявил: «С дистанционным обучением в России изначально возникли некоторые проблемы, которые до сих пор заставляют многих с осторожностью к нему относиться. В целом ряде вузов «дистанционное обучение» порой скрывало отсутствие образовательного процесса, то есть была ссылка на то, что все студенты учатся дистанционно, а на самом деле эти вузы просто занимались выдачей дипломов. Такой образовательный процесс практически ничего не стоил или стоил небольших денег. Мой опыт работы в МГУ на факультете государственного управления, где являюсь деканом, говорит о том, что на самом деле качественное ДО стоит гораздо дороже, чем обучение обычное потому, что оно требует серьёзной индивидуальной работы преподавателя с каждым студентом через электронные ресурсы. Для полноценного обучения требуется больше усилий со стороны профессора, больше индивидуальной работы со студентом, общения с ним, чтобы действительно иметь возможность контролировать все учебные процессы. С другой стороны, предвзятость, которая возникла в отношении дистанционного обучения, не позволяет полноценно развиваться тем программам и вузам, которые дают такое образование на очень хорошем уровне. К ним, к сожалению, предъявляются те же требования, что и к стандартным учебным заведениям, например, по количеству площадей, которые университет должен иметь на одного студента. Ясно, что, если в вузе развит дистант, то количество площадей не играет большой роли, поэтому за это подвергать такие вузы санкциям будет неправильным шагом.
Также В.Никонов отметил, что «образование глобально и современный мир - это мир образованных людей, которым принадлежит будущее, мир людей, которые хотят учиться постоянно. Но для этого не всем нужно вновь садиться за парты, всегда должна быть возможность обучаться в дистанционном режиме». 
Выступления зарубежных участников (собственные впечатления, Тимкин С.Л., ОмГУ им. Ф.М. Достоевского, Ассоциация Омский региональный электронный университет)
1. Тиан Белавати, Президент Международного совета по открытому и дистанционному образованию (ICDE), ректор Университета Тербука (Открытый университет), Индонезия
Весьма интересный доклад и последовавшие в дискуссии замечания. Открытый университет Индонезии был создан как государственное учреждение 30 лет назад. Долгое время боролся и разъяснял чиновникам необходимость особого подхода к лицензированию и т.п., отличного от обычных университетов. 10 лет назад это удалось, но стоило больших трудов, в т.ч. На законодательном уровне. Сейчас дистанционное образование часть образовательной системы Индонезии, оно рассматривается как высококачественное образование, дипломы идентичны традиционным. Широко используется для образования чиновников, особенно в удалённых провинциях. 
2. Гард Титлстад, Генеральный секретарь ICDE  говорил о конвергенции (но не о слиянии) очного, заочного и онлайн обучения. 
Его выступление было весьма многогранным и содержательным. Он отнес к основным проблемам непонимание чиновниками высокого уровня важности новых образовательных технологий и посулил нам всем много нового в ближайшие 15 лет. 
Основным содержанием преобразований является переход от «образования в коробке» к передаче «ключа от коробки». При этом в центре обучения д.б. успех студентов, залогом которого является качество образования. «Сами по себе технологии не смогут обеспечить качество. Нужно, чтобы преподаватели имели соответствующие компетенции, чтобы достигнуть этого качества» - отметил он. Так, МООК при всех их достоинствах имеют не очень высокий успех (результат?) у студентов. Он сообщил также, что ICDE создала комиссию по МООК.

3. Дэ Джун Хван, проректор по планированию и бюджету, Университет Сонгюнгван, Республика Корея, вначале засыпал слушателей цифрами, показывающими успехи электронного обучения в республике Корея. 
Это воспринималось с интересом и было вполне адекватным. Менее уместным мне показалась вторая часть доклада, которую Дэ выстроил как поучение российскому правительству. Это звучало забавно, хотя было м.б. в чем-то и верным. С большим любопытством на лице слушал Дэ А.Б. Соболев, директор департамента государственной политики в сфере образования МОН РФ. Впрочем, он долго не задержался и вскоре отбыл с мероприятия.
4. Пит Хендерикс, Главный советник  Европейской ассоциации университетов дистанционного обучения (EADTU), рассказал о сложностях законодательного и нормативного обеспечения до в Евросоюзе, о задачах, ставящихся пред европейскими системами образования(достичь 40% взрослых с высшим образованием, 15% учащихся непрерывно, 30% обучающихся взрослых)
Коренной вопрос  - как обеспечить массовое профессиональное образование без потери качества и в рамках имеющихся финансовых средств? Опираясь на опыт работы открытых университетов ряда стран Европы (Великобритания, Испания, Нидерланды, Германия, Португалия) EADTU проводит исследование, целью которого будут рекомендации для ряда других стран, нуждающихся в развитии открытого образования. Исследование будет закончено в следующем месяце.  Именно с его выступления начинается запись круглого стола, выложенная по адресу  http://www.duma.gov.ru/analytics/tv/online-ps2/index.php?print=yes. Роль МООК сегодня заключается в том, они оказали сильное стимулирующее влияние на дискуссию по электронному образованию. С 2013 г. произошел «взрыв» дискуссий во всех университетах. Растет понимание, что мы должны трансформировать образовательную систему, свои лекции. Это понимание затрагивает даже министерские головы. Большое влияние изменения должны оказать на международное образование, совместные докторантуры, смешанную академическую мобильность. В чем роль Правительств в трансформации образования?  Пит выделил 3 направления: 1) стимулирование изменений через осознание важности происходящих трансформаций; 2) организация обучения персонала, семинаров для руководителей образовательных организаций (ректоров); 3) финансирование на грантовой основе исследований и инноваций.
Участвуя позже в дискуссии о моделях открытых и дистанционных университетов, требованиях и надзора за ними со стороны национальных образовательных систем, Пит заметил, что в разных европейских странах и модели и надзор за деятельностью разный, но  Ассоциация EADTU разработала ряд инструментов для работы с аккредитационными организациями, причем разработка критериев, инструментов, показателей продолжается. При этом, конечно, в Европе университеты имеют определенные свободы для новаций, а органы надзора, как правило, в начале не ставят непреодолимых препятствий. Сейчас  EADTU работает над инструментами и критериями зачета МООК. 
5. Ли Кам Чеонг, Генеральный секретарь Азиатской ассоциации открытых университетов (AAOU), директор исследовательского центра Открытого университета Гонконга (КНР) представлял 60 открытых университетов Азии.
Его выступление не очень запомнилось. Надо сказать, что перевод для азиатских участников был гораздо слабее, чем для европейско-американских. Возможно потому, что наши дальневосточные друзья были очень эмоциональны и пытались донести слишком много информации в ограниченное время. Запомнилось только, цифры по экономическая эффективности открытого образования (15-25% затрат от традиционного) и то, что в большей части Азии открытое образование находится только в начале развития.  
6. Рори МакГрил, руководитель кафедры UNESCO/COL/ICDE по открытым образовательным ресурсам, профессор Университета Атабаски, Канада покорил всех своим русским языком (оказывается он в чем-то продукт русского образования, проходил обучение в России) и образными сравнениями.
Начал он с определения понятия «образовательного креационизма», согласно которому Господь создал классную комнату как она есть, а все остальное «от лукавого». Но есть в образовании и учение эволюционизма и он придерживается этой теории. Рори поведал нам, что МООК изобретены в Канаде, что в  Канаде каждая провинция определяет и отвечает за порядок и качество обучения, что в Канаде нет курсов, у которых нет онлайн-компоненты, что технологии позволяют снизить стоимость получения образования и правительства должны быть в этом заинтересованы. 
7. Уэйн Макинтош, руководитель кафедры UNESCO/COL/ICDE по открытым образовательным ресурсам, Политехнический институт Отаго и Фонд открытых образовательных ресурсов (OER Foundation), Новая Зеландия заявил о важности сотрудничества в открытом образовании.
Они предоставляют образовательные возможности бесплатно любому человеку в мире.  Модель заключается в том, что Фонд создает курсы (образовательные программы) на основе открытых образовательных ресурсов и МООК и партнеры Фонда - образовательные учреждения при соблюдении ряда условий зачитывают эти программы с выдачей документа об образовании. При этом возникают большие сложности, которые Фонд в сотрудничестве, в том числе, возможно,  с партнерами из России будет пытаться разрешить.  
8. Алан Тейт, директор по вопросам международного развития и педагогическому образованию, Открытый университет Великобритании; член Исполкома ICDE начал как и многие с констатации тех изменений, которые мы наблюдаем в современном образовании.
Особенно запомнилось следующее: учащиеся стали исследователями образовательных ресурсов; образование стало децентрализованным, оно ушло из кампусов в дома, куда угодно; нам нужны более дешевые виды обучения, МООК – провайдер Великобритании (наверное Futurelearn) за 12 месяцев привлек 1 млн. слушателей.
Как Правительства должны реагировать на изменения:
Результат образования должен быть одним не зависимо от того как получено образования. Для обеспечения  этого должна существовать система лицензирования и аккредитации. 
Должна быть стратегия развития цифрового образования. Это важно, во-первых чтобы была конкуренция с частным образованием и возможность снижения стоимости цифрового обучения для потребителей, а там, где рынок не работает (например, в сельской местности), у населения также был доступ к электронному обучению
Наконец, учителям преподавателям надо помогать адаптироваться, бороться с консервативными преподавательскими сообществами, поддерживать изменения. И здесь у Правительства огромная роль: гранты, конкурсы, поддержка инноваторов. 

Выступления отечественных участников и дискуссия (взято здесь «Столичное Образование Журнал», https://www.facebook.com/StolichnoeObrazovanie/posts/378349382330908 с комментариями автора)
Куратор Экспертного совета Олег Смолин в своём выступлении обратил внимание, что те вузы, которые собираются реализовать программы исключительно через дистанционное обучение должны создать необходимую электронную информационно-образовательную среду в полном объеме, чтобы возможности всякого рода халтуры были исключены. С другой стороны, с этих вузов необходимо снять целый ряд ограничений, которые существуют в России для других учебных заведений. В рекомендациях парламентских слушаний, которые были приняты Комитетом по образованию 19 мая с.г., фиксируются положения о том, что особенности реализации образовательных программ с помощью ДО должны быть учтены при лицензировании, аккредитации, мониторинге вузов. «Мы полагаем, - заключил О.Смолин, - что российские вузы, занимающиеся дистанционным обучением должны получить все те же права и возможности, которые имеют зарубежные вузы, занимающиеся аналогичным направлением».
Президент Современной гуманитарной академии Михаил Карпенко в своём выступлении сказал, что прогресс технологий намного опередил развитие дидактики. Сейчас мало кто представляет, какими методиками в новых условиях вести образовательный процесс. « Мы видим, что роль преподавателя, как носителя знаний, уже утеряна, - отметил М.Карпенко - знания можно получить и без наставника. Сегодня должны претерпеть изменения очень многие наши сложившиеся представления, в частности, мы полагаем, что высшее образование надо делить на два типа: образование – массовое и образование в исследовательских университетах, где готовят учёных. Мы не верим в то, что будут смешанные системы образования. Как невозможны смешанные системы, скажем, лошади и автомобиля, так невозможны смешанные системы традиционных кампусных технологий и онлайнового обучения».
Радикальным было выступление руководителя одной из программ Агентства стратегических инициатив Ивана Дементьева, который на дискуссии заявил, что электронное образование так быстро развивается во всём мире, что скоро классические университеты исчезнут за ненадобностью (на самом деле основное, на что обратил внимание Дементьев – это то, что все зарубежные участники оперировали экономическими данными, отмечали экономическую эффективность в отличие от отечественных – Тимкин С.Л.).
«Поэтому всю ситуацию с развитием онлайн обучения я бы не рассматривал как некоторую надстройку над системой образования классическим, принципиально» - заявил И.Дементьев. Сразу же вспомнился фильм «Москва слезам не верит», где один из героев говорит: «Телевидению принадлежит будущее. Не будет ни газет, ни книг, ни кино, ни театров, а будет одно сплошное телевидение» (это вспомнил О.Н. Смолин – Тимкин С.Л.).
Тимкин С.Л.:  Хотелось бы отметить 2 момента дискуссии:
1. Выступление уважаемого Анатолия Васильевича Шкреда, основателя ИНТУИТа, с горькой речью о невозможности противостояния частному образовательному учреждению Рособрнадзору с его абсурдными требованиями к площадям, медицинскому, физкультурному и общепитовскому обеспечению дистанционных студентов 
2. Перевод дискуссии Третьяковым В.С. , директора Центра образовательных технологий УрФУ на вопрос о моделях построения открытых университетов. По мнению Василия Сергеевича для России является актуальным построение ОУ на базе  традиционных университетов, а не создание частного или государственного «чистого» ОУ. Отвечали  Тиан Белавати, Пит Хендерикс, Дэ Джун Хван, Ли Кам Чеонг. Частично их ответы приведены выше в выступлениях.
Подводя итоги круглого стола, председатель Экспертного совета по информационным технологиям в сфере образования Комитета Госдумы по образованию, научный руководитель МЭСИ Владимир Тихомиров сказал: «Пока в мире нет примеров гибели университетов от онлайн обучения. Для России, тем более, этот вопрос не так уж актуален, университеты у нас погибают почти каждый день, но совершенно по другим причинам. Мне бы хотелось сказать следующее, что мы наблюдаем и изучаем опыт развития электронного обучения в очень многих странах. Сейчас в мире констатируется как бы абсолютный факт, что нарастает объем создания новых знаний и констатируется также факт, что отстает освоение этих знаний. Разрыв между созданием и использованием продолжает нарастать. Здесь формируется основная претензия к национальным образовательным системам, что они не готовят в достаточной степени людей способных осваивать новые знания. Из моих наблюдений выводы следующие, что классическими методами обучения, какие бы распрекрасные они не были, нельзя подготовить специалиста с высшим образованием способного работать в этом море знаний, создавать знания, использовать знания, обобщать знания. Что бы этого достичь, нужно сделать серьёзный и качественный переход. Людей надо учить не только информатике, надо учить с помощью информатики всему и вся, начиная с детского сада, школы и ,конечно, в вузе. Более того, сегодня нельзя подготовить инженера без онлайн обучения. Инженер подготовленный классическими методами не сможет конструировать новые изделия и ,уж тем более, не сможет участвовать в сервисе … И здесь Россию подстерегает колоссальнейшая опасность – опоздать. Опоздание с развитием электронного обучения заведомо ведёт к продуцированию неконкурентоспособной рабочей силы с высшим образованием, неэффективной и неконкурентоспособной экономике, это гарантированно ведёт Россию к стагнации».
Итоги и выводы от Тимкина С.Л.:
1. Мне показалось, что круглый стол – это определенный шаг и стимул для перехода от отечественных дискуссий с их характерными особенностями (жалобы на власть, взаимные обвинения, радикальные суждения, пустые разговоры, оканчивающиеся ничем) к широкому, можно сказать глобальному обсуждению проблем, которые на самом деле являются глобальными проблемами, не решенными нигде, обмену имеющимися пусть неуниверсальными решениями и по настоящему международному взаимодействию. Спасибо за это организаторам и движителям процесса: Смолину О.Н., Тихомирову В.П. 
2. Что касается основной темы: законодательной и нормативной основы открытого образования, то ряд рекомендаций разной степени корректности дали несколько выступающих, прежде всего, к сожалению, иностранных. Впрочем, это скорее рекомендации для исполнительных, а не законодательных органов власти. Выделю рекомендации Алана Тейта, Пит Хендерикс. Хотя эти рекомендации вполне очевидны (благоприятная законодательная база, доброжелательная и прозрачная надзорная политика, пропаганда нового и обучение преподавателей и руководителей, наличие национальной стратегии, грантовая поддержка отдельных проектов) и частично выполняется, однако, по настоящему эффективным было бы комплексное решение, чего у нас нет. 
3. Сколько-нибудь успешное продвижение вперед и достижение конкурентоспособности возможно только в Ассоциативной деятельности. Одна из сквозных идей всех выступлений – сотрудничество, которое осуществляется в Европе и Азии представленными на круглом столе Ассоциациями:
Международного совета по открытому и дистанционному образованию (ICDE)
Европейской ассоциации университетов дистанционного обучения (EADTU)
Азиатской ассоциации открытых университетов (AAOU)
Казалось бы, нас  ассоциативной деятельностью не удивишь. Мой вуз участвует (и активно) в двух Ассоциациях нашей направленности: Ассоциация «Сибирский открытый университет», Ассоциация «Омский региональный электронный университет». Но разница, выясняется есть. Зарубежные Ассоциации напомню  выработали:
EADTU разработала ряд инструментов для работы с аккредитационными организациями
EADTU работает над инструментами и критериями зачета МООК
ICDE также создала комиссию по МООК
EADTU проводит исследование, целью которого будут рекомендации для ряда других стран, нуждающихся в развитии открытого образования
Это только то, что было «походя» затронуто в докладах. Мало наших Ассоциаций могут похвастаться такой результативностью. В основном, работа сводится к проведению конференций, да собраний. Надо брать пример, что на выходе работы Ассоциаций получались общие рабочие инструменты. 
4. Образование стало действительно глобальным и международным. Эта мысль не нова, но весьма актуализирована феноменом массовых открытых онлайн-курсов, да и всем содержанием и смыслом данного круглого стола. Что означает и что несет глобализация для нас, нашей страны – на этот вопрос надо давать своевременные ответы. Причем, поскольку система образования России неоднородна и чем дальше, тем более разбивается на отдельные сектора (недаром мысль про элитное и массовое образование неоднократно высказывалась лишь отечественными участниками), то и решение, а, следовательно, и стратегии  м.б. разными.  Наша ниша – региональные вузы